22 сентября 2019

Читать заключительный выпуск газеты

16+

Как не прощелкать открытие, или Каждому — по астероиду

Аспиранты кафедры астрономии и космической геодезии ФФ ТГУ Михаил АМОСОВ и Алексей КОКСИН во время стажировки в Государственном астрономическом институте имени Штернберга при МГУ (ГАИШ) умудрились открыть новые небесные тела.

Космические диспетчеры
В задачу стажировки молодых астрономов входило освоить систему космического мониторинга «МАСТЕР». Эта интернет-система объеди­няет несколько телескопов, расположенных на территории России и Аргентины. 
 
— Работать с этой системой можно хоть из дома, — объясняет Михаил. — Мы ехали в ГАИШ, чтобы ее освоить, так как наша кафедра хочет приобрести телескоп, который будет входить в эту систему. Телескопы в «МАСТЕРе» работают по своему графику — отщелкивают небо, а потом система берет каталоги больших планет, астероидов, галактик, звезд и автоматически сравнивает с ними то, что видит. Если она не нашла соответствие — значит, это какой-то новый объект. Но зачастую это просто засветка, смазанный объект, блики или облака. Наша рутинная работа состояла в проверке того, что там нашла система — мы сидели, как диспетчеры в аэропорту. И, честно говоря, вероятность действительно найти новый объект была небольшая.
 
В лаборатории космического мониторинга ребята провели так три недели и отсмотрели несколько тысяч кадров прежде, чем сделали свои открытия.
— Система в ГАИШе больше ориентирована на поиск сверхновых, гамма-всплесков, астероидами там никто не интересуется, — говорит Михаил. — Система их ищет, но найденное никто не обрабатывает. Зато у нас в Томске кафедра занимается как раз динамикой астероидов и искусственных спутников Земли — по сути, космическим мусором, то есть всем, что может упасть на нас.
 
 Звездный булыжник
Небесные тела, открытые Михаилом и Алексеем, находятся в главном поясе астероидов — области Солнечной системы, расположенной между орбитами Марса и Юпитера. Они уже получили временные номера — 2012 VG82 и 2012 WC9. Как поясняют астрономы, для того, чтобы они получили постоянные, необходимо точно установить орбиту. Для этого астероиды должны трижды приблизиться к Земле, а это случится не раньше, чем через 10–12 лет.

«Мой астероид — это двухкилометровая глыба.

— Он довольно тусклый. По словам специалистов ГАИШа, он был в противостоянии с Землей, сблизился на минимальное расстояние — и поэтому стал заметен. К слову, человеческий глаз может наблюдать максимум шестую звездную величину, а тут 19-я, — поясняет Михаил. 
 
Для Земли открытые ребятами астероиды не опасны: максимальное сближение — в полтора раза дальше, чем Солнце. Так что метеоритами им не стать. 
К слову, Михаил уже несколько лет собирает коллекцию — сейчас это примерно 500 образцов минералов 170 различных видов. Среди них шесть обломков метеоритов — в том числе образец железного Сихотэ-Алинского, который упал в 1947 году на Дальнем Востоке. Сейчас Михаил собирается приобрести кусочек челябинского метеорита. 
 
— Некий объект подобным образом упал в 1908 году — это наш тунгусский метеорит. Челябинский гораздо менее мощный — всего полмегатонны, но это все равно в 30 раз мощнее бомбы в Хиросиме. Он взорвался на высоте более 30 км — это и спасло город. 
По-моему, его невозможно было обнаружить. 
Представьте: задача — найти на поверхности земли 20-метровый булыжник, который движется. У нас есть около шести тысяч спутников, которые снимают поверхность — со стандартным разрешением, допустим — 1600 на 1200 dpi. Чтобы увидеть на таком снимке движущийся объект, он должен быть размером с пиксель — 20 м, получается. Весь снимок  — 36 на 24 км, площадь — меньше тысячи км2. А площадь земной поверхности — 510 млн км2. То есть, чтобы найти даже один пиксель — пришлось бы отсмотреть около 510 тысяч снимков. Вот и прикиньте…
 
 За горизонт
По словам молодых астрономов, в их честь эти астероиды не назовут — сейчас в каталогах около 600 тысяч астероидов с постоянными номерами, а с временными названиями — несколько миллионов. Но свой вклад в картографирование главного пояса астероидов они сделали, и это может пригодиться при отправке исследовательских зондов к Сатурну и Юпитеру.

«Вообще, в год открывают порядка 50 тысяч астероидов, и мой — всего лишь один из них, 

— комментирует Михаил. — Конечно, приятно, что я его открыл, но ведь любой человек, если ему за 15 минут объяснить, что делать в этой системе, рано или поздно тоже бы нашел астероид. К тому же, открытие фактически числится за обсерваторией в Тунке, которая сделала снимки. 
 
 
У Алексея несколько другой взгляд на это:
— Не каждому доводится открывать небесные тела, пусть даже и небольшие. По моим оценкам, мой астероид имеет около километра в диаметре. Лично для меня это значимое событие: я-то знаю, что это я его нашел. 
 
Я занимаюсь астрономией, потому что мне интересно заглянуть за горизонт и узнать, что находится там — конечно, в переносном смысле. Для тех, кто хочет заглянуть за горизонт в прямом смысле, давно изобрели автомобиль.
 
 
 

Комментарии (1)

topmkrqf

vf2ZcJ mmaalibxlbjq, [url=http://zxaqocdgigts.com/]zxaqocdgigts[/url], [link=http://yehrjszropfu.com/]yehrjszropfu[/link], http://wkqbyjbwccud.com/

0

Авторизоваться через или написать анонимно: