22 сентября 2019

Читать заключительный выпуск газеты

16+

Дело Макушина

История первого томского книжного

 «Страна ссылки и каторги…»
В те суровые времена, когда томский купец Петр Макушин задумал открыть в городе книжный магазин, ближайшим центром книгоиздательства была Москва, куда только в один конец почта шла почти месяц. До Макушина никому не приходило в голову, что в этой нездоровой глуши можно торговать — и успешно! — книгами.
 
Магазин расположился сначала на Набережной Ушайки (ныне — здание городского военкомата). Через 25 лет он укоренился на Благовещенской площади (ныне — Батенькова). Дата открытия — 19 февраля — была приурочена к годовщине отмены крепостного права. Петр Иванович записал в дневнике: «Сегодня выставлена первая зимняя рама, и в страну ссылки и каторги, тьмы и бесправия совершился прорыв книги, неся с собой свет и знания». А «Томские губернские ведомости» от 3 марта 1873 года дали объявление:
 

«…Имеем честь довести до сведения публики, что в оном имеется хороший выбор книг по всем отделам знания, особенно по детской и педагогической литературе…».

 Первый сибирский
В течение 140 лет магазин менял название несколько раз. Первое было — «Сибирский». Оно себя оправдало, когда устройством его филиалов заинтересовались Омск, Красноярск, Иркутск. Заказы на книги приходили даже из сел и деревень. Петр Иванович лично совершал путешествия в столицу за книгами. Да и лично стоять за прилавком он не гнушался. 
 
Постепенно деятельность магазина расширялась. В 1875 году с его прилавков начали отпускать и канцелярские товары, позже — очки и пенсне. Естественно, имело место быть сотрудничество с Университетом. А заложенная в те времена традиция торговать музыкальными инструментами и нотами держится и по сей день.
Советская власть просветителя Макушина сначала обидела: арестовала, экспроприировала магазин, товар, дом. Но в 1923 году снова предоставила бывшему купцу жилье, и таким образом извинилась. А магазин сменил вывеску и стал именоваться «Политической книгой». В ассортименте стали преобладать книги по истории, философии, экономике.
 
 Переворот
В перестроечные дни разброда и шатания магазин попал в руки неслучайного человека. Это и помогло ему выстоять в лихую годину и не попасть в лапы жадных до козырных площадей современных купцов. Это и помогло ему остаться в числе немногих истинно томских книжных, в одном ряду с «Академкнигой», «Водолеем» и «Букинистом».
 
— В 19 лет я пришла в магазин «Эврика» торговать книгами. Начала с младшего продавца, затем окончила книготорговый техникум, институт. Руководить «Политической книгой» я стала в 1985 году, — рассказывает директор «Петра Макушина» Наталья КУСТОВА. — Я рада, что нашла себя именно в книжной торговле. Заниматься своим делом — это большое счастье.
 
26 ноября 1991-го было зарегистрировано ООО «Петр Макушин». Для выбора имени был собран совет общественности. Решили в итоге увековечить память великого просветителя.
 
— Очень правильное, я считаю, решение, — говорит Наталья Георгиевна. — Помню, коллеги из Новосибирска в шутку спрашивали: «Как там здоровье «Петра Макушина»?» Ничего, говорю, привет с того света передавал.
 
 Магазин-музей
До сих пор остались потолки полуторавековой давности, пятиметровые почти. Остались музыкальные инструменты: гитары, флейты, а с ними ноты. Осталась фирменная макушинская печать на каждой книге. А появились — потолочная лепнина, запах чая и кофе. Лет десять подряд в магазине стояло фортепиано, чтобы покупатель, выбирая ноты, мог наиграть мелодию. Здесь устраивали музыкальные вечера, читали стихи. Но пришлось продать пианино: спрос был не очень велик.
 
— «Петр Макушин» — единственный магазин-музей в стране. По крайней мере, я о подобном больше не слышала, — говорит Наталья Кустова.
 
Музей — на входе. Это уголок с настоящими экспонатами: письма Макушина, архивные фото, газетные полосы вековой давности. Соседство не менее музейного «Букиниста» «Петру Макушину» совсем не в тягость.
 
— Как правило, те, кто ходят в «Букинист», не ходят к нам, и на­оборот. Поэтому мы дружно живем. Летом мы вместе торгуем подержанными учебниками, ведь их приносят столько, что одному «Букинисту» не переварить.
 
 Мужчинам — история
В начале 90-х книготорговцы получали товар 3–5-тонными контейнерами несколько раз в неделю. Покупатели сметали их с полок.
 
— Если бы нам вернуть 80–90‑е годы на денек, — мечтает Наталья Георгиевна. — Но все равно приятно, что пользуется спросом классика, русская и зарубежная. Мужчины всегда интересуются историей. А женщины предпочитают книги по домоводству, легкие романы.
 
После кульминации спроса было время, когда все ринулись торговать на центральный рынок, и покупать учебную литературу перестали, потому что в вузах тоже был отток студентов. Потом люди опомнились, и снова появился спрос на учебники. В последние три-четыре года наступил резкий спад.
— У нас никогда не было такого, чтобы в магазин никто не заходил. А сейчас может пройти 20 минут — и никого нет. Нам нравится говорить с покупателями, советовать книги. Сейчас можно каждому уделить внимание. Очередей нет.
 
 
P.S.
За помощь в подготовке текста автор выражает благодарность известному томскому краеведу Эдуарду Кондратьевичу МАЙДАНЮКУ
 

Комментарии (0)

Авторизоваться через или написать анонимно: