22 сентября 2019

Читать заключительный выпуск газеты

16+

Нелегалы в собственной стране

В Томске, где огромное количество студентов и молодых специалистов арендует квартиры, комнаты и углы у частных лиц, я уверена, что далеко не все зарегистрированы там, где они обитают. Расселить 100% иногородних студентов по общежитиям невозможно. Спрос на съемное жилье, судя по моим личным впечатлениям от беготни в поисках крыши над головой, превышает предложение.

Кто-нибудь пробовал уговорить квартирную хозяйку зарегистрировать вас по месту жительства?

— Эй, милок, я знаю, что ты меня объегорить хочешь — прописаться и квартиру у меня, бабки старой, отобрать! Я тебе что скажу: пока меня вперед ногами из этой квартиры не вынесут — никого здесь прописывать не собираюсь.

— Нет, бабушка, прописка мне не нужна, я еще под стол пешком ходил, когда ее отменили. Мне нужна временная регистрация.

— Ты мне мозги-то не пудри, внучок, прописка была, когда я родилась, и будет, когда ты помрешь… А теперь плату за месяц на столе оставь, в руки по вечерам деньги не дают, и иди отсюда. У-у-у, хитрющий, чертяка!

И пойдешь прочь, без вины виноватый, надеясь, что драконовский закон по причине традиционного отечественного бардака работать не будет. Как не работает уже давно сам институт временной регистрации в городах меньше Москвы. Ну, если нарушитель не пытается устроиться на работу на муниципальный мясокомбинат или прямо в мэрию.

Упоминать в разговоре с квартирной хозяйкой о том, что и тебя, и ее по новому законопроекту могут привлечь к административной ответственности (оштрафовать) или вообще наказать, как настоящих уголовников (в тюрьму посадить, что ли?) ты не будешь. После слова «посадят» она тебе даже вещи с ее территории забрать не даст — отправит наслаждаться томскими морозами, в чем был, и сменит замки за пять минут. О том, что за недоносительство на тебя — «преступника» — она может «попасть» еще на две-пять тысяч рублей — тоже. Так что ты остаешься приписанным к квартире твоих родителей, живущих за несколько сотен километров от Томска, и теперь попасть под ответственность рискуют уже они: ты с ними не живешь, следовательно, они тебя фиктивно зарегистрировали. А это, дорогой Равшан (Джамшут), — скоро станет уголовщиной.

Почему человек должен иметь право на свободный переезд в любую точку страны, гражданином которой он является, если эта точка — не ЗАТО Северск и не зона захоронения радиоактивных отходов, — объяснять, наверное, не надо. Тут не важно, едет он с чемоданами из депрессивного Мухозасиженска в благополучную столицу, или из теплого Краснодара в ледяной Стрежевой. Важно, что он сделал этот выбор добровольно и без ограничений. И это право, которое было у наших соотечественников не всегда. Если за это право не бороться, можно его снова потерять.

Моя мать родилась в сельской местности в 1959 году. Выдача паспортов колхозникам началась в 1976 году, когда ей было 17 лет, и закончилась в 1981, когда ей был 21. Собственно, только тогда она свой документ и получила. Уже после окончания с отличием экономического факультета. А потом она, молодая, перспективная и совершенно ни в чем не повинная, поехала по распределению за 3000 километров от родного села, далеко не по своей воле, прописываться в Сибири… но это совсем другая история.

До массовой раздачи паспортов селянин не мог просто так, как мы с вами, сменить место жительства по собственному произволу: милиция возвращала его в колхоз. Для злостных любителей кочевого образа жизни существовало уголовное наказание «за бродяжничество».

Паспорта имелись только у горожан. В 1940 году гражданин, имевший паспорт, обязан был по приезду в город прописаться в течение 24 часов. Такие жесткие меры принимались, как написано в постановлении ЦИК и СНК СССР «Об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописке паспортов» «в целях очистки» относительно крупных населенных пунктов «от укрывающихся кулацких, уголовных и иных антиобщественных элементов». Особенно важной признавалась «очистка» от таких «элементов» Москвы и Ленинграда. Что мы наблюдаем и ныне: в столичном городе провинциал имеет примерно те же права, что и нелегальный мигрант из всем известных братских республик.

Думаю, многие из вас слышали от родителей или бабушек с дедушками об особенностях национальных ограничений свободы передвижения. Не думаю, что кому-то хотелось бы сыграть роль хлама, от которого нужно «очистить» крупные населенные пункты, где он не зарегистрирован. Потому что в населенных пунктах позволено жить только Юпитерам, которые там родились, или которых туда пригласили по великой надобности, но никак не всяким там второсортным быкам из далеких Задрыпинсков.

Господа, находящиеся нелегально в собственной стране! Вопросы, для чего нужен новый законопроект «взбесившегося принтера», у кого-нибудь есть?

Комментарии (0)

Авторизоваться через или написать анонимно: