24 мая 2019

Читать заключительный выпуск газеты

16+

Игры с эвфемизмами

Согласно первой правовой норме, мат в СМИ запрещен и карается штрафами от 20 до 200 тысяч рублей для юридических лиц, от 5 до 20 тысяч — для должностных, и от 2 до 3 тысяч — для простых смертных. Кроме того, как сообщает Лента.ру, «по этой статье можно „конфисковать предмет правонарушения“, однако, что имеется в виду под этим понятием, отдельно не разъясняется.

Кроме того, если верить депутату Дмитрию Вяткину, даже если нехорошее слово будет запикано или видоизменено в тексте, штрафа нам все равно не избежать. Так что, [блюдо русской кухни в виде круглого тонкого пласта теста, поджаренного на сковородке!], придется „фильтровать базар“. Мы в „УС“, конечно, русским непечатным никогда не злоупотребляли, но, как только его запретили, лично мне [кот Бабы Яги!] ужасно захотелось высказаться в суровом сибирском стиле. Вот лиса под латинским названием Alopex lagopus-то!

Впрочем, хватит уже неумных игр с эвфемизмами. Выскажу не слишком ожидаемое от меня мнение: „матерная“ цензура в зарегистрированных СМИ вреда никому не принесет. В качественных СМИ и без того не было принято поминать ничьих родственников до десятого колена. Крепкие выражения используются либо где-нибудь на MTV, либо в блогах. С МTV и им подобные дело ясное — можно „запретить все, что не разрешено“: их ведущим для выражения любой мысли, случайно забредшей в голову, хватит и англицизмов вперемешку с русским молодежным сленгом. Кстати, есть вопрос: а английское слово из четырех букв тоже будет штрафоваться? А испанские восклицания относительно принадлежности чьей-либо мамы к первой древнейшей профессии?

Еще надо разобраться, в какой момент начинает считаться средством массовой информации блог. Конечно, если он выходит в рамках зарегистрированного сетевого или печатного СМИ или сам по документам проходит, как сетевая пресса,-то вопросов нет. Непечатно восхищаться парижским пейзажем в нем будет нельзя. А если это интернет-дневничок Васи Пупкина, который читают пятеро его друзей, то Васе можно писать все, что он думает о вчерашнем отключении холодной и горячей воды, или, все-таки, ему надо следить за лексикой? И можно ли в теории этого Васю, если он очень уж надоел своими коммунальными блюзами, притянуть за уши и заставить платить миллион?

Принесет вред другая часть закона: в фильмах, книгах и театральных представлениях на русском языке нецензурщины теперь тоже не станет.

Будут ли исключения для литературы и фильмов „для взрослых“, а также популярных писателей Владимира Сорокина и Виктора Пелевина, не уточняется. Также неизвестно, начнется ли охота» за уже вышедшими произведениями. Впрочем, если нет, то все нужные для счастья книги наверняка будут прекрасно скачиваться с серверов, принадлежащих далеким островным государствам с райским климатом.

Второй закон — редкий образец адекватного мышления, которого никто не ожидал от нашей Думы: теперь за разглашение данных о детях, пострадавших от преступлений СМИ должны будут штрафовать на сумму до 1 млн рублей. Под запрет попали фамилии, имена и отчества; фотографии; аудиозаписи голосов; адреса проживания или временного нахождения жертв противоправных действий. Исключение из этого правила — случаи, когда публикация таких данных призвана помочь расследованию преступления.

Очень жаль, что такого запрета не было во времена моей работы в одном издании, руководство которого регулярно требовало информации «погорячее». Помнится, корреспондентов заставляли даже копировать из социальных сетей снимки.

Комментарии (0)

Авторизоваться через или написать анонимно: